Пряхин взамен автобуса

Нашего первопроходца выменяли на заливочную машину и автобус.

Итак, НХЛ уже давно мечтала получить себе звезд советского хоккея. Наши игроки тоже мечтали показать себя в сильнейшей лиге мира – в конце 1980-х уже никто не сомневался, что лучшие силы базируются за океаном. Если обе стороны ищут друг друга, то рано или поздно найдут.

Но, на самом деле, вышло достаточно поздно. Перестройка, гласность и ускорение двигались к своему логичному завершению. Так же как и великая советская империя. Уже большая часть футбольной сборной СССР к тому времени уже находилась на Западе.

Для хоккея «железный занавес» официально рухнул 29 марта 1989 года. Именно в этот день подписал контракт с клубом НХЛ «Калгари Флеймз» 25-летний форвард московских «Крыльев Советов» Сергей Пряхин. В НХЛ ждали Фетисова, Макарова, Ларионова, Крутова, но первым оказался именно Пряхин. Почему?

Президент и генеральный «Калгари» Клифф Флетчер, говорил в то время: «Сергей – первопроходец. Они посылают его сюда на проверку, посмотреть, как идет процесс». И был, похоже, прав.

Кроме того, наши функционеры решили, что физически мощному Пряхину (190 см, 95 кг) будет проще адаптироваться на небольших канадских площадках. Техничного «малыша» просто побоялись бросить под жернова. Существовал устойчивый штамп, что североамериканский хоккей достаточно примитивный, в основном «бей-беги». Пряхин, в такие стандарты отлично вписывался, хотя и в последнее время и привлекался в сборную

Переговоры между Флетчером и официальными лицами Советской федерацией хоккея начались 1 февраля 1989 года, когда канадский клуб известили возможности соглашения. К компромиссу стороны пришли, не сразу, где-то, через месяц. По крайней мере, в начале марта Пряхин уже знал, что его ждет длительная заграничная тренировка. К тому времени, стали известны и условия перехода.

Хоккеист получил по двухлетнему контракту $ 125 тыс. Еще $ 150 тыс ему было гарантировано в качестве премиальных. Однако премиальные были отправлены сразу в пользу советской федерации.

Кстати, именно заработанная сумма, а также возможность показать, что ведущие хоккеисты СССР способны на равных играть за океаном с аборигенами, и заставили отечественных чиновников рискнуть и дать зеленый свет, дороге ведущей с Востока на Запад.

Кстати, и от контракта Пряхину оставались сущие крохи. 70 процентов забирал «Совинтерспорт» – организация, которая занималась всеми переходами спортсменов из Союза заграницу в те годы. Форварду досталось только около 40 тысяч долларов. Но и эти деньги казались ему тогда фантастическими. В «Крылышках» Пряхин получал 300 рублей в месяц. Тем более что клуб предоставил ему апартаменты, машину и на первые месяцы переводчика.

Интересно, что когда игрок вернулся в отпуск в Москву, главный тренер «Крыльев Советов» Игорь Дмитриев похвастался новыми приобретениями: заливочной машиной и автобусом «Мерседес» для игроков – получается за эту технику и выменяли нашего первопроходца в НХЛ.

Что же касается карьеры Пряхина за океаном, то провальным его выступление не назовешь, но игроком «основы» «Калгари» стать ему не получилось. За три сезона провел только 46 матчей, забросив три шайбы.

В 1989 году «Флеймз» завоевали Кубок Стэнли, обыграв в финале «Монреаль». Но в плей-офф Пряхин провел только одну встречу и его фамилии нет на заветной чаше. Однако руководство «Пламенных» включило его в командную фотографию, и он получил памятный перстень.

Но самый главный итог его выступления – и в НХЛ, и в Советском Союзе поняли, что шлюз пора открывать. Уже в следующем сезоне сразу семь игроков из сборной СССР, включая почти в полном составе знаменитую пятерку ЦСКА, оказались за океаном. Кому-то для этого пришлось вступить в неравную схватку против еще мощной государственной системы. И победить. Кто-то выбрал «свободу», просто сбежав. Но об этом в следующем выпуске наших историй.

Игорь Гурфинкель

Комментарии закрыты.